Сіз білмейтін қызықтар
1043425 История о том, как крупнейший американский банк «сгорел» за несколько месяцев ➨ Читайте больше на NUR.KZ Интересное

Что погубило крупнейший в мире банк?

Имя ссудо-сберегательного банка Washington Mutual (WaMu) навсегда войдет в финансовую историю США: на сегодняшний день его банкротство считается крупнейшим за всю историю существования финансово-кредитных организаций в Америке. И хотя у всего мира больше на слуху Lehman Brothers, в самих Соединенных Штатах одной из главных жертв ипотечного «пузыря» и одним из самых наглядных доказательств несбыточности американской мечты все же является WaMu. Что же погубило 119-летний банк: жадность его топ-менеджеров, неэффективность его регуляторов или, может, та самая американская мечта, которую Washington Mutual стремился сделать былью?

Что погубило крупнейший в мире банк?

Немного истории

Washington Mutual (WaMu) имел многолетнюю историю, завершив ее в 2008 году. Не многие знают, что банк уже находился на грани банкротства. Еще в 50-е годы WaMu пережил значительный для того времени отток капитала, когда в течение всего одного месяца вкладчиками было изъято около пять миллионов долларов.

Однако, в те годы, правление банка – Washington Mutual смогло справиться со сложным положением и из достаточно стандартного банка смогли перерасти в один из лидирующих кредитно-финансовых организаций.

Пример, на который не обратили внимания

В 70-90-х годах экономических «пузырей» возникало много, и их жертвой стал за этот период не один банк. На менеджмент Washington Mutual большое впечатление произвел крах Continental Illinois National Bank в 1984 году (такое же впечатление это событие произвело на всех участников американского банковского сектора). Continental Illinois управлял активами на сумму в 40 млрд долларов и являлся седьмым по величине депозитным банком в стране, его банкротство сразу попало в разряд крупнейших за всю экономическую историю США. Банк сгубили «плохие» долги, возникшие в коммерческой ипотеке. В мае 1984 года вывод вкладчиками со счетов 10 млрд долларов добил Continental Illinois.

Падение Continental Illinois преподало оставшимся в живых участникам рынка как положительные, так и отрицательные уроки. К числу первых можно отнести то, что было наглядно продемонстрировано, насколько опасен для банков плохой риск-менеджмент и пренебрежение элементарными нормами безопасности. Вторым положительным уроком была судьба некоторых экс-топ-менеджеров Continental Illinois: ответственный за кредитование нефтяных компаний Джон Литтл был приговорен к 3,5 годам тюремного заключения. Отрицательный урок был, пожалуй, один, но очень существенный. Казус Continental Illinois показал, что в США есть банки too big to fail, которые могут рассчитывать на спасение в любой ситуации и, конечно, за счет средств налогоплательщиков. Сам термин too big to fail, до этого почти забытый, после фактического банкротства Continental Illinois снова стал популярным. У так называемых депозитных банков появился еще один стимул расти во всех направлениях не только потому, что сама логика событий подталкивала их к увеличению своей доли на рынке, но и потому, что большие размеры бизнеса гарантировали им в случае беды поддержку правительства и спасение даже в самой отчаянной ситуации.

Ловушка Option ARM

Помимо вышеперечисленных уроков WaMu извлек из горькой судьбы Continental Illinois еще один: коммерческая ипотека опасна, и лучше держаться подальше от нее, сосредоточившись на рознице. Менеджеров Washington Mutual можно понять: в 80-90-х годах и вплоть до начала 2000-х годов розничная ипотека выглядела невинно и безобидно, как новорожденный младенец. Ипотечные кредиты, обычно выдаваемые на 30 лет по фиксированной процентной ставке, не приносили банкам больших доходов, зато рассматривались как одни из самых надежных и предсказуемых кредитов, иными словами, как лучшее средство для вложения многомиллиардных средств, которые WaMu привлекал в качестве депозитов.

Однако менеджмент WaMu довольно быстро понял одну простую истину: фиксированные ипотечные кредиты хороши для банка, который доволен своей долей на рынке, не планирует ее увеличивать и даже готов потихоньку уступать ее своим конкурентам. В планы WaMu не входило ни то ни другое, он своей долей был недоволен и планировал ее всячески наращивать. Волей-неволей банк стал присматриваться к менее надежным заемщикам, к тем, кто в силу непостоянства своих доходов, или их низкого уровня, или закредитованности не мог рассчитывать на привлечение 30-летнего ипотечного кредита с фиксированной ставкой и четко установленными аннуитетными платежами. И то, что увидел менеджмент WaMu,  а также менеджмент многих других банков, потрясало: число людей, желавших приобрести жилье в США, превышало десятки миллионов, но при этом подавляющее большинство из них по тем или иным причинам не могло себе позволить это.

Выход был найден: на рынке появился весьма интересный финансовый инструмент Option ARM (Option Adjustable-Rate Mortgage) - ипотечные кредиты с «плавающей» процентной ставкой, «привязанной» к динамике одного из американских фондовых индексов. Преимущество Option ARM, с точки зрения потенциальных заемщиков, заключалось в следующем: клиенты в зависимости от своего текущего финансового положения могли выбрать один из четырех вариантов погашения. Первые два считались достаточно традиционными: выплата кредита полностью в течение 30 или в течение 15 лет. Новым словом для рынка было то, что по обоим этим продуктам устанавливалась фиксированная ставка на протяжении, скажем, пяти лет. По истечении этого срока задолженность клиента пересчитывалась, ставка «привязывалась» к колебаниям одного из фондовых индексов, и кредит, выглядевший в течение первых пяти лет как стандартный кредит с фиксированной ставкой, превращался в Option ARM. Два последних варианта подразумевали выплату только процентов по кредиту и выплату так называемыми минимальными платежами. Под минимальным платежом подразумевалось столько, сколько заемщик хочет или может заплатить в данный месяц. Неважно, если сумма платежа будет меньшей, чем предусмотрено графиком погашения, если она будет меньше, чем процент по кредиту, неважно даже, если индекс, к которому «привязан» кредит, резко вырастет: банк легко реструктурирует твой долг, перенеся основную тяжесть платежей куда-нибудь подальше. Резонно возникает вопрос, какую выгоду мог извлечь банк из двух последних  вариантов?   Как  выяснилось, прямую: кредиты Option ARM, как уже указывалось выше, можно было выдавать заемщикам с очень низким уровнем дохода (а также, как показал анализ кредитного портфеля WaMu уже после банкротства, заемщикам, вообще не имевшим постоянного дохода). Если клиент совершал минимальный платеж, то недоплаченная часть процента или «тела» кредита расписывалась на следующие годы обслуживания долга. Понятно, что срок обслуживания увеличивался, платежи возрастали, но, как ни странно, ни банк, ни заемщиков это не волновало. Банк не проявлял беспокойства, потому что «запаковывал» кредиты с «плавающей» процентной ставкой в различные финансовые инструменты и с успехом продавал их частным инвесторам на рынке, а также двум ипотечным гигантам - Fannie Мае и Freddie Mac. Заемщики же не волновались, потому что жили одним днем, точнее, одним платежом, и никто особо не объяснял им, какие последствия может иметь выбор варианта, предусматривающего совершение минимальных платежей. Через какое-то время, лет 5-7 после привлечения кредита, они могли бы обнаружить, что платежи сильно увеличились, а срок погашения долга «растянулся» еще на несколько лет. Но, во-первых, кредиты, выданные в период с 2003 по 2008 год, в большинстве своем просто не «прожили» столько лет. А во-вторых, у заемщиков всегда оставалась возможность рефинансировать кредиты - WaMu предоставлял им такую услугу (и не менее охотно предоставлял ее «ипотечникам» из других банков и небанковских кредитных организаций).

В оправдание топ-менеджеров WaMu следует сказать, что они были не одиноки в своем увлечении Option ARM. Практически все без исключения ипотечные организации в период с 2003 по 2008 год отдали дань Option ARM и ипотеке subprime. К этому топ-менеджеров банков подталкивало не только стремление увеличить доходность бизнеса (и свои личные доходы), но и правительство США. Разве тогдашний глава ФРС США Алан Гринспен не заявлял, что заемщики смогут сэкономить десятки тысяч долларов на платежах по ипотеке, если они будут привлекать кредиты не с фиксированными, а с «плавающими» ставками? Разве не провозгласил тогдашний президент Джордж Буш-младший, что цель его нахождения в Белом доме - реализация американской мечты, точнее, той ее части, где речь идет о владении недвижимостью? Каждый американский гражданин, по его убеждению, должен чем-то владеть на территории США, в идеале, конечно, собственным домом. Задача властей - сделать так, чтобы это стало возможно. И когда перед тобой столь великая цель, стоит ли обращать внимание на то, что банки становятся либеральнее при кредитовании заемщиков, что они начинают действовать по принципу «хороший файл -тонкий файл» (чем меньше документов предоставляет потенциальный заемщик, тем лучше)? Рынок недвижимости растет, продажа домов, переходящих на балансы банков в результате дефолтов, остается выгодной для кредиторов. Поэтому да здравствуют сложные финансовые инструменты, которые позволяют банкам наращивать свои доходы на сотни процентов в год, а рядовым американцам - обретать собственное жилье независимо от того, по карману им купленные квадратные метры или нет!

Кредитуем всех!

В фильме «Последние дни Lehman Brothers», вышедшем на экраны в 2010 году, показан последний телефонный разговор между Генри Полсоном, занимавшем в сентябре 2008 года должность министра финансов США, и Диком Фалдом, являвшимся главой Lehman Brothers вплоть до ночи с 14 на 15 сентября 2008 года. «Все на рынке играли с деривативами», - сказал Дик Фалд. «Играли все, но вы заигрались», - ответил ему Полсон. Про последние дни WaMu пока, насколько мне известно, не сняли фильм. Но, если бы он вышел на экраны, такой диалог между топ-менеджером падавшего банка и руководителем Минфина был бы вполне уместным.

В 2003-2007 годах WaMu, стремясь обогнать конкурентов и отобрать долю рынка у главного из них - банка Countrywide, - пустился во все тяжкие. В банке стало дурным тоном отказывать клиенту в займе даже в тех случаях, когда он предоставлял о себе заведомо недостоверную информацию, и сотрудники банка прекрасно это знали. А еще они знали то, что главными людьми в организации считаются кредитные менеджеры (как сотрудники банка, так и привлеченные на внештатной основе продавцы), а не рисковики, которые то ли в силу узости мышления, то ли по злому умыслу не дают банку расти.

Когда специальная комиссия, созданная при Сенате США, расследовала обстоятельства краха WaMu, то стало ясно следующее: 50% «сабпраймовских» кредитов, 70% кредитов Option ARM и 90% так называемых кредитов собственного капитала (home equity loans) были выданы заемщикам, не предоставившим необходимое количество документов и вообще не предоставившим документов! Сенатор Тед Кауфман на заседании комиссии по делу WaMu повторил эти цифры вслух несколько раз. Когда его спросили, зачем он это делает, он сухо ответил: «Я надеюсь, что после еще одного повторения они изменятся».

Что погубило крупнейший в мире банк?

У двух регуляторов дитя – банкрот                              

В случаях, аналогичных краху WaMu, первым на повестку дня встает вопрос: а куда же смотрел регулятор рынка? С учетом специфики регулирования банковской деятельности в США там этот вопрос прозвучал иначе: куда же смотрели регуляторы? Поскольку WaMu был банком, его деятельность, конечно, регулировала Федеральная резервная система США (и она же являлась для WaMu, как и для других финансовых организаций, кредитором последней инстанции). Так как ценные бумаги WaMu обращались на фондовом рынке, банк, естественно, подпадал под надзор и регулирование Комиссии по ценным бумагам США (SEC). WaMu был четвертым по величине депозитным банком в США, поэтому его деятельность пристально отслеживала Федеральная корпорация по страхованию депозитов (FDIC). Ну и поскольку WaMu был ссудо-сберегательным банком, то он, безусловно, был на контроле у Управления по надзору за сберегательными учреждениями (OTS).

Первичным регулятором для WaMu была самая молодая из вышеперечисленных организаций - Управление по надзору за сберегательными учреждениями, созданное в 1989 году. Как потом утверждали наблюдатели, это и сыграло роковую роль для WaMu: его регулятор не успел за неполные 20 лет своего существования накопить достаточно опыта и репутационного веса. Ему было сложно тягаться и в том и в другом с FDIC, существовавшей с 1933 года, а именно с ней у OTS чаще всего возникали трения по вопросу о WaMu. Корпорация, отвечающая за целостность страхового депозитного фонда, забила тревогу еще в 2005-2006 годах: стратегия WaMu представлялась FDIC слишком рискованной даже на фоне общего попрания норм и стандартов разумного риск-менеджмента.

Практически ни на один из этих сигналов банк не отреагировал, во-первых, потому что ни одно из этих предписаний не было достоянием гласности (то есть соответствующие документы получало только руководство WaMu, а не акционеры, инвесторы и держатели долговых обязательств банка), во-вторых, потому что, несмотря на вал критики, OTS продолжало присваивать WaMu достаточно высокий рейтинг стабильности и надежности - уровень 2, идеальным уровнем считался 1, а показателем нежизнеспособности банка - 5. Только перед самым крахом банка OTS согласилось снизить этот рейтинг до 4, хотя, по мнению руководства FDIC, банк уже пора было переводить в пятую, худшую, категорию.

Когда регуляторы наконец начали тревожиться, было слишком поздно для спасения WaMu.

В последние 10 дней его жизни ежедневный отток средств со счетов исчислялся несколькими миллиардами долларов. За период с 16 по 24 сентября вкладчики вывели из банка порядка 16,7 млрд долларов. Из истории этого бегства финансовые власти США извлекли еще один урок: когда начинается паника, здравый смысл отказывает. Тот факт, что FDIC гарантировала депозиты банка на сумму до ста тысяч долларов, не смог остановить клиентов, даже тех из них, кто имел вклады, полностью подпадавшие под страхование. Люди просто не хотели иметь дело с банком, чьи акции за период с начала 2008 года обесценились на 95%. События вокруг Lehman Brothers, показавшие, что правительство не готово выкупать банки too big to fail, настораживали. Тот факт, что рейтинговые агентства в середине октября «обвалили» рейтинг WaMu, тоже не способствовал успокоению. На фоне всего происходящего заявления менеджеров WaMu о том, что они видят свет в конце тоннеля (то есть много желающих приобрести WaMu), никого не убеждали. Между тем эти заявления были вполне искренними: в покупке WaMu (и особенно его сети) было заинтересовано сразу несколько банков, а более всего OTS и FDIC. Конечно, ни тот ни другой регулятор не собирался становиться покупателем проблемного актива, но и Управление, и Корпорация были готовы до определенного момента сделать все от них зависящее, чтобы отыскать для WaMu покупателя.

К 25 сентября 2008 года - дню, когда FDIC объявила о закрытии WaMu, - и FDIC, и OTS поставили на банке жирный крест. Все, что они хотели, - поскорее завершить эту историю.

Что погубило крупнейший в мире банк?

Постскриптум

Крах WaMu вызвал не меньше дискуссий, споров и взаимных обвинений, чем крах Lehman Brothers. Как и в случае с банкротством инвестиционного банка, в деле WaMu тут же возникли два вопроса: кто виноват и надо ли было допускать крах банка со 120-летней историей. Мнения и по тому, и по другому вопросу до сих пор расходятся. Шейла Бейл, управлявшая FDIC во время кризиса 2008 года, считает, что иного выхода, кроме как заставить WaMu обанкротиться, у регуляторов не было: банк был в слишком запущенном состоянии. Бывший министр финансов США Генри Полсон, работавший во время краха над планом выкупа у банков проблемных активов (TARP), считает, что решение, принятое FDIC и OTS, не было идеальным. Кризис на рынке МБК не разрядился после банкротства WaMu, а принял более острые очертания.

Как хорошо известно, покупатель в конечном итоге был найден - правда, не для «живого» WaMu, а для его останков. Депозитные активы банка, его кредитный портфель на сумму, превышающую 300 млрд долларов, и, конечно, огромная филиальная сеть WaMu отошли к JP Morgan за 1,9 млрд долларов. OTS и FDIC считали, что таким образом сделали JP Morgan грандиозный подарок: в конце концов группа получила пусть и проблемный, но огромный актив с вековой историей, впечатляющей клиентской базой, не до конца подорванной репутацией и, главное, с депозитной «подушкой», насчитывающей, несмотря на бегство вкладчиков, несколько сотен миллиардов долларов. Глава JP Morgan Джеймс Даймон придерживался по этому вопросу иного мнения, он считал, что заплатил за WaMu слишком много, - чуть позже он вполне мог бы выкупить WaMu у FDIC за один доллар.

Уже после своей фактической смерти WaMu утянул «на тот свет» организацию, которая была призвана регулировать его деятельность и которая, по общему убеждению, не справилась со своей задачей, - OTS. Как и следовало ожидать, к Управлению было много претензий, и главная из них формулировалась следующим образом: если OTS знало о безобразиях, творившихся в WaMu, почему все, что оно делало, - это направление «беззубых» заключений в банк и просьб внести коррективы в его кредитную стратегию?

В заключение статьи остается только ответить на вопрос, поставленный в ее начале: был ли WaMu жертвой кризиса или одним из виновников того, что этот кризис стал возможным. Бывшие менеджеры и сотрудники банка, в большинстве своем сохранившие о нем теплые воспоминания, конечно, выбирают первый вариант. А сенатская комиссия сформулировала свой главный вывод достаточно жестко: WaMu и другие банки, кредитовавшие ипотеку и «погоревшие» на этом, - не жертвы кризиса, а скорее, они те, кто превратил свои кредиты в зажигательную смесь для мирового пожара.

Рекомендуем вам прочитать наши другие интересные статьи:

GM: как столетний успех закончился банкротством и национализацией

$180 млрд. убытков или как за 1 день лопнул WorldCom

История краха Lehman Brothers: 158 лет успеха, которые ввергли мир в кризис 2008 года (Часть первая)

История краха Lehman Brothers: 158 лет успеха, которые ввергли мир в кризис 2008 года (Часть вторая)

Хороший смартфон может быть дешевым: феноменальная история успеха Xiaomi

Как McDonald’s прошел путь от небольшого ресторана до глобальной сети фаст-фуда

Удивительная история успеха Starbucks: как маленький бренд стал мировым культом

Ритейл по-французски: невероятная история успеха торговой сети AUCHAN

Tesla Motors: непростая история успеха «убийцы» бензиновых двигателей

Как китайский таксист-недоучка заработал $1,46 млрд и стал крупнейшим арт-магнатом страны

Источник: Nur.kz
В статье: Банкротство

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также

Загрузка...


Комментарии 7

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .